Кндр авто – voffffka › Блог › Автобаны без пробок и заторов? Копирование китайских авто-клонов? — Обзор северокорейского автопрома

джипы, пикапы, микроавтобусы и представительские машины для трудящихся. Фото: juche_songun

Микроавтобус «Самчонри». 4 двери, 11 мест, 2,4-литровый бензиновый двигатель, длина — 5,1 метра. Производится с 2006 года.

Как обещано ранее, расскажу Вам об автомобилестроении КНДР. Массовое распространение автомобилей в городах является злом, с каковым сейчас борются в Финляндии, КНДР, Швеции и иных других развитых странах. Безусловно, наиболее точно здравый курс проведен в Корее, где Президент Ким Ир Сен (задолго до того, как спохватились от  такого зла в Европе!) еще в каком-то году мудро указал: «Мы максимально ограничиваем использование частных легковых машин. Когда в городе много автомобилей, их выхлопные газы сильно загрязняют атмосферу. Поэтому у нас люди больше пользуются троллейбусом, автобусом и метро».

Однако, недопущение вреда окружающей среде и так называемых «пробок» не означает ликвидацию автомобиля, как такового. Данный транспорт технически необходим для отдельных нужд, отсюда должен быть выпуск в том числе гражданских легковых, пикапов, малых автобусов и полугрозовиков.

Во многих больших странах на решение таковых простых задач уходят миллиарды долларов США. Эти крупные деньги, извлекаемые из карманов народных масс, словно в бездну бросаются капиталистическими правительствами в  ненасытные утробы «спасаемых от банкротства» автомобильных корпораций.

Великий Руководитель товарищ Ким Чен Ир не пошел по такому глупому пути, достигнув цели с опорой на собственные силы и привлечением минимума ресурсов. В обзоре представлена основная часть модельного ряда народной Кореи последних лет. Кроме того, в КНДР успешно работает передовое отечественное тракторостроение, выпуск грузовиков и мотоциклов.

До Трудного Похода КНДР выпускала различные модели автомобилей, которые могли применяться в гражданской жизни. Они требуют отдельного обзора текстом, поэтому укажу только вот это джип марки «Самостоятельность». Таковая машина выпускалась с 1985 года, имея 4 ведущих колеса.

Легковой гражданский автомобиль «Хвипарам» (видео данной машины по ссылке), производство автокомбината в городе Нампхо. Длина 4, 1 метра, 4-цилиндровый двигатель обеспечивает экономичный расход бензина. Завод в Напхо заработал в апреле 2002 года. Общая площадь территории предприятия изначально составляла 104 тысяч квадратных метров, а стройплощадь — более 24 тысячи квадратных метров. В комбинате образовались четыре главных цеха и ряд вспомогательных цехов.

Легковой 4-дверный гражданский автомобиль «Хвипарам-2», модель 2007 года. Производится на том же заводе в Нампхо. Совместный проект с китайской корпорацией. Длина 4,8 метра, 1.8-литровый бензиновый двигатель. Модель пользуется популярностью.

Представительский автомобиль «Чунма». Автокомбинат в Напхо, спецпроизводство с 2006 года. 5 дверей, 5 мест, седан.

Джип «Кукушка-пронто», производство начато пять лет назад. 4×4, 5-дверный, 5 мест, 4,8 метра, бензиновый двигатель. Автокомбинат города Нампхо.

Джип «Кукушка-2», в линии завода в Напхо с 2004 года. 4×2, длина 5,1 метра, 2,2 литровый бензиновый двигатель. Хорошее средство для загородных поездок и сопровождения по сельской местности.


«Кукушка-1», совместно с «Фиат». Завод в Нампхо, 5 дверей, 5 мест, 4,2 метра, 1,6 литровый бензиновый двигатель. Когда этот автомобиль поступил в серию в 2003 году, был весьма популярен.

«Кукушка-премио». Относительно новая модель 2008 года, корейско-китайский проект, выпускается в Напхо. 4×2, 5-дверный, 5-местный, длина составляет 4,6 метра, 2,4-литровый двигатель на бензине.

Пикап «Кукушка» — подарена трудящимся с 2008 года для загородных визитов по провинции. Китайско-корейский проект, производится в том числе на экспорт. 4×2, 4-дверный, 5-местный, длина 5,1 метра, 2,8 бензиновый двигатель.

Еще один пикап «Кукушка-макс», запущен в линии одновременно. 4×2, 4-дверный, 5 мест, длина 5,1 метр, 2,2-литровый бензиновый двигатель.

Практически все модели изготавливаются не только для нужд КНДР, но и вывозятся заграницу. Заказать настоящий корейский автомобиль можете и Вы. Все условия и детали следует узнавать здесь по телефону +85023814356, факсу +85023814746. КНДР, Пхеньян, Пхенчхонский район.

juche-songun.livejournal.com

Автомобили Северной Кореи: от «Победы» до «Кукушки» и «Бенца» — Это интересно — Журнал

Невероятно, но факт: в одной из самых загадочных и пугающих стран мира, Северной Корее, есть собственные автомобили. Изобилием марок и моделей это государство едва ли кого-то удивит, тем не менее, здесь можно встретить немало уникальной техники, которую сложно найти где бы то ни было ещё.

Как известно, коммунистический путь тернист и сложен. Именно поэтому в Пхеньяне до сих пор почти нет машин. Это роскошь, доступная лишь правящей элите и госслужащим — автомобилизация в Северной Корее самая низкая на планете: на 1 000 жителей здесь приходит 0,22 машины. Личного транспорта по сути нет, как нет и свободы передвижения. Чтобы стать автовладельцем, нужно сделать что-то экстраординарное (тогда есть шанс получить автомобиль в дар от высшего руководства). Может помочь северным корейцам и зарубежная родня. Правда, в этом случае богатеньким родственникам придётся подогнать не одну, а сразу две машины (одну — «для того парня», то есть, на нужды государства).

Achimkoy – «Утренний цветок»

К слову, быть автомобилистом в Северной Корее — уж точно не для слабонервных. К примеру, прежний правитель страны Ким Чен Ир десяток лет назад сумел «порадовать» местных владельцев японских авто. Он приказал конфисковать всех «японцев», увидев на дороге заглохшую «Тойоту», которая мешала выезду из мавзолея Ким Ир Сена. Пощадили только нескольких известных актёров и спортсменов, а также машины, находящиеся на госслужбе. Страшно даже подумать, какую кару за заглохший мотор смог бы выдумать нынешний правитель, Ким Чен Ын.

Индивидуальные автомобили в этой стране легко отличимы — все они снабжены жёлтыми государственными номерами. Чёрные знаки — на машинах военных, синие — на дипломатических транспортных средствах, ну а белые — на автомобилях госорганизаций. За исключением нюансов, ничего не напоминает?

А теперь посмотрим, на чём ездят северные корейцы, которым по статусу положено, и которые этого не боятся.

Основу автопарка закрытой страны составляют вовсе не легковушки, а грузовики, сельхозтехника и прочий утилитарный транспорт. Разумеется, это либо полукустарная, либо по-настоящему древняя техника. Сегодня в Северной Корее можно запросто встретить грузовики с газогенераторными силовыми установками (иными словами, на дровах). Остальные также мало вяжутся с XXI веком. Вот, к примеру, Sungri 58 — копия самого настоящего советского ископаемого ГАЗ-51.

Sungri 58

Не удивляйтесь — с середины прошлого века до 90-х годов в стране массово собирались лицензионные советские автомобили. А первыми машинами, попавшими в страну на заре её становления, были правительственные ЗиС-110, кабриолеты ЗиС-110Б и броневик — ЗиС-115. За ними пошли «Волги» и военные внедорожники УАЗ-469 и ГАЗ-69. Многие из этих машин до сих пор колесят по стране. Выпускались здесь даже лицензионные КрАЗ и БелАЗ.

Общественный транспорт представлен в основном техникой с чехословацкими корнями — «Каросами» и «Шкодами» 60–70-х годов с фантастическим пробегом, а также «Икарусами». Но дороговизна и нехватка горючего вынуждает перевозчиков в основном применять электрический транспорт — трамваи и троллейбусы.

Наиболее любимой маркой правящей северокорейской элиты всегда были вражеские «Бэнцы». Массовая закупка этих машин началась в 60–70-х годах. «Ешки» в кузовах w115/114 с тех времён ещё сохранились. А старые «Гелики» и всевозможные w123 и w126 встречаются очень часто. Северокорейцы так прониклись «Мерседесами», что в 80-х даже наладили собственное производство их копий: инженеры изучили конструкцию Mercedes-Benz 190E и построили с минимальными изменениями Kaengsaeng 88. Внешность машины получилась явно хуже, чем у оригинала, равно как и всё остальное. Автомобиль получил жутковатую радиаторную решётку, не открывающиеся окна и салон без какой бы то ни было возможности управлять климатом. Практически ничего об этой северокорейской модели ныне неизвестно — даже число выпущенных экземпляров.

Не «немцами» едиными жив северокорейский автопарк: шведские Volvo-144 и сегодня используются в качестве такси для состоятельных граждан. В 1977 году правительством была закуплена внушительная партия в тысячу штук.

Есть у северокорейцев и повод для гордости: предприятие Sungri motor plant, работающее с 50-х годов прошлого века, и по сей день выпускает настоящий эксклюзив — модель Achimkoy («Утренний цветок»), полностью копирующую раритетную советскую М-20 «Победа». Это штучное производство с невероятно скромными масштабами.

Ещё одна марка, Pyeonghwa Motors («Мир»), возникла в 90-х как совместное предприятие Северной и Южной Кореи и ныне обладает эксклюзивными правами на выпуск и продажу новых и подержанных автомобилей. С конвейера предприятия сходят лицензионные «китайцы» Brilliance, копии итальянского Fiat и вседорожники Dandong Shuguang. Названия у машин чрезвычайно странные — Ppeokpuggi («Ку-ку») или Hwiparam («Свист»). При весьма скромных объёмах производства (сотни, редко — тысячи экземпляров в год) северокорейские автомобили даже умудряются экспортировать во Вьетнам.

Разумеется, отечественный след в автомобилизации Северной Кореи прослеживается до сих пор. К примеру, российские «Приоры» регулярно поставляются небольшими партиями в эту страну.

quto.ru

voffffka › Блог › Автобаны без пробок и заторов? Копирование китайских авто-клонов? — Обзор северокорейского автопрома

Можно-ли себе представить страну, до сих пор выпускающую советскую технику 50-х годов? Можно ли себе представить автозавод, выпускающий лицензионные копии китайских автомобилей, которые в свою очередь также являются копиями (не факт, что лицензионными)? А каково проехать по широченному автобану, не встретив не то что пробок — ни единой машины? В существование такой страны трудно поверить? Придётся, ведь речь идёт о Северной Корее 🙂

Северной Корее во многих сферах свойственен гигантизм: гигантские памятники, гигантские площади, гигантские стадионы и гигантские… автобаны.

На таком автобане можно посадить крупный самолёт. Об освещении трассы в темноте даже и мечтать не приходится, т.к. даже в столице Пхеньяне электричество работает нерегулярно, но всегда работает мощная подстветка всех памятников и культурных учреждений, посвящённых вождям чучхе-революции.

Главным автомобильным производителем в стране является завод в Сынри (Sungri motor plant). В 80-е годы завод выпускал до 20 тыс. автомобилей в год, но в 90-е объём производства сократился до 150 автомобилей.
Среди выпускаемых машин есть аналоги «Победы» и ГАЗ-51.

»Утренний цветок»

Для того, чтобы получить права северокорейцу нужно пройти двухлетний курс обучения, включающий в себя изучение всего устройства автомобиля — водитель должен быть готов в любом месте в любое время устранить любую неисправность. Кстати, обратите внимание на глухое окно водительской двери 🙂

В производстве даже присутствует Mercedes-Benz 190. Правда он называется «Kaengsaeng» что в буквальном переводе означает «полагаться на себя». Человек, придумавший это название тот ещё тро-ло-ло 🙂 Само-собой автомобиль упрощён до предела, но Мерседес есть Мерседес 🙂

»Kaengsaeng 88»

Достаточно много грузовых автомобилей передвигаются с помощью газогенераторных двигателей, т.е. на дровах. Скорость движения — не выше 30 км/ч.

Как и говорил выше, без китайцев тоже не обошлось. Вряд-ли кто-то может предположить, что китайские автомобили, зачастую представляющие из себя не совсем легальные копии автомобилей известных производителей, могут стать основой для копирования северокорейскими автозаводами.
Например, в КНДР производят и даже экспортируют такие модели как Тойота Ленд Крузер Прадо, Хундай Санта Фе. Есть даже некое подобие американского пикапа…

»Чунма»

Особенно доставляет название — »Кукушка-1′.’

Копия китайского »Brilliance».

А это просто »Кукушка».

Но есть факт, который меня особенно позабавил. Среди импортёров автомобильной продукции в Северной Корее лидируют два производителя: BYD и Lada. Уверен, среднестатистический северо-кореец может действительно мечтать о новой Ладе, т.к. альтернативные варианты кажутся совсем уж печальными. Так вот, на фоне «засилья» АвтоВАЗа и китайского автопрома на просторах КНДР, просто умилительным выглядит факт запрета эксплуатации японских автомобилей на всей территории страны 🙂 Спросите, как так? Всё дело в том, что однажды сломанная японская машина, перегородила дорогу покойному вождю. «Чтобы этих японских машин в нашей стране больше не было!» — велел тогда Ким Чен Ир. И все японские машины у населения просто изъяли 🙂 И это при том, что японские б/у машины могли появится у граждан страны единственным способом — в качестве подарка от родственников, проживающих в Японии. При этом, дарители, одаривая гражданина КНДР автомобилем, обязаны были точно такой же автомобиль подарить государству… no comments

Автомобиль-мечта северокорейца. на заднем фоне УАЗ и немецкий премиум.

Хоть немного представив как живут люди в той стране, немного по другому начинаешь смотреть на проблемы своей страны 🙂

P.S. Пост навеян статьёй TUT.BY
P.P.S. Если интересна тема Северной Кореи, очень рекомендую прочитать отчёт о поездке в КНДР блогера Сергея Доли. Весьма занимательная информация

www.drive2.ru

Чучхе-автопром: автомобильные реалии Северной Кореи

В Северной Корее выпускают не только баллистические ракеты — в стране победивших идей чучхе есть свой автопром. Количество автомобильных брендов и объемы производства машин в КНДР весьма скромны. Персональные легковые автомобили доступны лишь для ограниченного круга лиц — их почти невозможно купить, а для полугодичного обучения в автошколе нужна рекомендация начальника.

 

Автомобильная промышленность Северной Кореи берет свое начало от автоиндустрии СССР. С 1950-х вплоть до конца 1990-х годов все автомобили, которые производились в КНДР, представляли собой лицензионные копии советских машин. Ввиду закрытости самой страны данные об автомобильной индустрии лишь ограниченно доступны.

 

Открытый в 1950 году и по сей день остающийся крупнейшим автомобильным предприятием страны завод в Сынри (Sungri motor plant) в разное время выпускал несколько видов пассажирских машин и целое обилие грузовиков. Предприятие располагается на площади в 600 тысяч квадратных метров, в 1980 году завод выпускал около 20 тысяч машин в год, но в 1996 году этот показатель составлял всего 150 автомобилей. Все выпускаемые заводом модели так или иначе копируют автомобили других стран, в основном СССР.
 

Sungri 4.15 – «рестайлинговая» копия «ГАЗ-69»

Sungri 58 – копия «ГАЗ-51»

 

Так, предприятие по сей день выпускает советскую М-20 «Победа», которая в Северной Корее получила экстравагантное название «Утренний цветок» (Achimkoy) и «ГАЗ-69», который после заводской «модернизации» стал отчасти походить на американский Jeep.
 

Achimkoy – «Утренний цветок». Северокорейская копия «Победы»

 

Такая версия машины получила соответствующее название — Kaengsaeng, что примерно переводится как «полагаться на себя».
 

Примечательно, что такое же название досталось полностью скопированному Mercedes-Benz 190E в кузове W201, партия которых была куплена северокорейскими властями в конце 1980-х для последующего воспроизведения силами инженеров страны. Северокорейский 190E получил название Kaengsaeng 88, главным визуальным отличием от оригинала стала новая радиаторная решетка. По некоторым данным, северокорейские эксперты предпочли не копировать двигатель и оснастили модель двигателем от «ГАЗ-69». Другими интересными деталями являются отсутствие в машине «печки» и невозможность опустить стекла, даже вручную. Несмотря на это обстоятельство, в машину на ходу постоянно попадает дорожная пыль. Исходя из немногих доступных изображений этого автомобиля, зеркало заднего вида было установлено только на водительской двери.

  

Kaengsaeng 88 (также выпускавшийся под названием Pyongyang 4.10) – упрощенная копия Mercedes-Benz 190E

Кроме того, завод выпускал седан Jaju, предположительно, повторяющий старые Volkswagen Jetta или Passat [^], и целую вереницу двух- и трехосных грузовиков, скопированных с советских «КрАЗ-256» и «ГАЗ-51» и «ГАЗ-63».
 
Примечательно, что двигатели «ГАЗ» были скопированы так плохо, что машина потребляла намного больше бензина, чем оригинал.

 

В конце 1960-х годов некоторые модели переместили на другое предприятие — Pyongsang Auto Works. Данный завод позже стал выпускать копии грузовиков «КамАЗ».

 

По данным блогеров, в стране широко используются различные вариации советских грузовиков, работающих на газогенераторах, или, иначе говоря, на дровах.

 

В таком случае в кузове машины расположена бочка для сжигания поленьев, а машина может перемещаться со скоростью до 30 км/ч. Тем не менее неизвестно, оснащаются ли грузовики такими силовыми установками на заводе или это последующая модификация «народных умельцев».

 

В конце 1990-х годов появилось совместное предприятие между компаниями из Северной и Южной Кореи под названием Pyeonghwa Motors, что переводится как «Мир». Получившаяся компания обладает эксклюзивными правами на производство и продажу новых и подержанных автомобилей в Северной Корее. Пестрые рекламные билборды этой фирмы можно изредка увидеть на фоне серых пейзажей КНДР. Фирма выпускает автомобили по лицензии китайской марки Brilliance, итальянского Fiat, а также китайского производителя пикапов и внедорожников Dandong Shuguang. Данные автомобили разделены в модельные ряды под благозвучными российскому уху названиями Hwiparam («Свист») и Ppeokpuggi («Ку-ку»), причем многие из выпускаемых моделей, по сути, являются копиями копий. Кроме того, завод выпускает созданный на базе Toyota минивэн и вариацию лимузина SsangYong Chairman. Этот представительский седан, предположительно, предназначен для видных чиновников. Стоит отметить, что сам по себе Chairman создан с явными стилистическими заимствованиями у седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов. 

Hwiparam 1 – копия Fiat Siena

 

Hwiparam 2 – копия Brilliance Junjie

 

Производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, но большую часть истории существования завода количество собранных машин составляло 300—400 экземпляров в год.
 

Ppeokpuggi – разработка Huanghai Shuguan

 

Изменения наметились лишь в 2009 году — завод выпустил 1,4 тысячи автомобилей. В 2010 году показатель чуть снизился — до 1,3 тысячи, но в 2011 вырос вновь (1,8 тысячи машин). Как пишет иркутский автопортал 38a.ru, предприятие рассчитывает экспортировать свою продукцию: стоимость машин компании составляет около $7—8 тысяч. Пока завод экспортирует часть своей продукции только во Вьетнам.

 

Российский автогигант «АвтоВАЗ» систематически экспортирует машины в Северную Корею, причем объемы этого экспорта выглядят вполне весомо на фоне цифр производства Pyeonghwa Motors, которое, скорее всего, является самым большим в стране. Так, «АвтоВАЗ» поставил в Северную Корею в 2011 году 350 автомобилей. Ранее, в 2008 году, северокорейские власти заказали 850 машин Lada. В 2009 году этот показатель оказался ниже — 530 машин, а в 2010-м заказа из Северной Кореи не поступало.
 

LADA Priora

 

Среди импортных моделей в Северной Корее наиболее популярны китайский BYD F3 и российская Lada Priora, пишет редакция bestsellingcarsblog.com. При этом, казалось бы, логичный выбор японских автомобилей в КНДР запрещен — в связи с личным недовольством Ким Чен Ира японские машины решили изъять у населения. Как пишет «Российская газета», причиной тому стала сломанная японская машина, которая перегородила дорогу покойному вождю.

 

«Чтобы этих японских машин в нашей стране больше не было!» — велел тогда Ким Чен Ир.

 

Небольшой масштаб пассажирской автомобильной индустрии в Северной Корее вполне объясним: личный автомобиль в стране купить почти невозможно, если нет определенных связей с властями. Как пишет «Сеульский вестник», формальная возможность купить личную машину появилась в Северной Корее в середине 1980-х годов, но цена автомобилей значительно превышала мировые. Если это обстоятельство объяснимо, то другое требование властей не совсем понятно — личную машину купить, обслуживать и заправлять только за валюту.

 

Подавляющее большинство машин в КНДР грузовые. Для управления любой машиной здесь, как и везде, нужны права, причем получить их очень сложно, пишет «Сеульский вестник». Для этого нужно либо провести полгода в автошколе, для поступления в которую нужна рекомендация начальства и где занятия длятся весь день, а обучение включает полноценный курс ремонта машины — поскольку автопарк страны безнадежно устарел и постоянно требует к себе внимания автомехаников. Все время обучения студенты живут в общежитиях. Предполагается, что любой владелец водительских прав может обслуживать свою машину в любой ситуации и условиях. Кроме того, возможность сдать экзамен на права можно получить через два года работы автомехаником или помощником водителя.

 

В КНДР существует четыре типа прав на разные категории транспорта: грузовики, автобусы, внедорожники и легковые машины. По классификации властей КНДР вождение легковой машины требует больше всего навыков, для повышения категории прав нужно работать шофером и сдавать необходимые экзамены.

 

Автострады в Северной Корее – огромные и запущенные © Eric Lafforgue

 

Несмотря на отсутствие машин у населения, вожди КНДР всегда были обеспечены автомобилями.

 

По данным СМИ, у основателя северокорейского режима Ким Ир Сена был автопарк из 1 тысячи зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. В конце 1990-х годов Ким Чен Ир оказался в центре автомобильного скандала: вождь КНДР заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, полученные в качестве гуманитарной помощи ООН. Впрочем, в настоящее время изолированность Северной Кореи от остального мира значительно затрудняет покупки руководством страны дорогостоящих автомобилей за рубежом. 

auto.tut.by

О Северной Корее замолвлю я слово. — DRIVE2

Вообще-то писать про Северную Корею (КНДР) я не собирался. Продолжением темы начатой предыдущей заметкой должна была стать ближневосточная страна. Воля случая — отзывы читателей в каментах пестрили предложениями написать про Саддама, было даже предложение написать про Туркменбаши, но я, отшутившись на камент про КНДР, подумал вдруг – чего-б и не написать и закрыть для себя эту тему. Мне вообще-то ближе те истории, когда сокровища «выходят в тираж» (или не выходят, но их существование становится известным, а сами они хоть сколь-либо доступными) в связи с какими-либо радикальными событиями в судьбах их владельцев. Так больше драмы и круче сюжет. В КНДР никакой драмы нет от слова вообще. Да и машины – далеко не подборка шедевров мирового автомобилестроения. Однако кое-что мало-мало любопытное есть и в автомобильной истории этой, не менее далекой от автомобилей, чем Афганистан, страны.

На всякий случай заранее прошу прощения за качество иллюстраций – тематичных фото из КНДР прямо скажем не очень много – подборку приходилось составлять из совсем разных по качеству, разрешению и размеру снимков.

Как и в предыдущей заметке, требуется сделать небольшое вступление на тему истории вопроса. Северная Корея, как и Южная – государства сравнительно молодые. Появились они после окончания 2-й Мировой Войны и освобождения полуострова от японцев, чьей колонией вся территория обеих Корей до этого и являлась. Освобожденная от японцев Корея была разделена как и послевоенная Германия на оккупационные зоны. Ниже 38 параллели американцы и, как следствие, Южная Корея. Выше – СССР/КНДР. К слову, мне в каментах про Афганистан пытались рассказать, что янки виноваты во всех бедах земного шара, а где они прошли там трава не растет. Вот отличный пример для сравнения… Но не будем отвлекаться от основной темы. Довольно сложно представить, что при японцах на территории полуострова было что-то интересное по части автомобилей. Хотя и такого исключать нельзя. Однако 2-я Мировая, а потом и Корейская войны прокатились по этой земле стальным катком, не оставившим никаких шансов сохраниться довоенным артефактам. Во всяком случае, упоминаний о чем-то таком в отношении КНДР я не встретил – возможно, что-то сохранилось в Южной Корее, но эту тему мы оставим за рамками сегодняшнего повествования.

9 сентября 1948 года образовывается Корейская Народно-Демократическая Республика, главой которой стает Ким Ир Сен. Человек непростой судьбы, руководитель партизанского движения во времена японцев, формировавшегося на территории СССР, там же обучавшегося и снабжавшегося. Ким Ир Сен вынашивает планы захватить Южную Корею и активно аккумулирует поставляемое из СССР оружие, не прекращая попытки убедить советское руководство в необходимости такого шага. СССР долго не решается, т.к. развязывание войны с Южной Кореей грозит перерасти в полноценный международный конфликт. Стоит-ли напоминать, что в конце 40-х уже во всю разворачивается Холодная Война. В 50 году товарищу Киму удается настоять на своем и 25 июня 50 года северокорейская армия переходит границу с Южной Кореей и, в ходе наступления, захватывает почти всю ее территорию кроме небольшого плацдарма на юго-востоке полуострова. Потом будет высадка на этот плацдарм американцев и англичан и переход сил ООН (а именно под эгидой ООН они там действовали) в контрнаступление с практически полным разгромом Северной Кореи и захватом ее территории. Потом вмешается Китай и СССР. Один — «добровольческими» войсками, другой – оружием. И американцы с южными корейцами будут откинуты обратно и даже чуть больше – вновь с захватом Сеула. Потом опять потеснят северян. В результате прокатившись пару раз туда обратно по всему полуострову война кончится ничем и граница между Кореями сохранится все на той же 38 параллели. 27 июля 1953 года будет подписан договор о прекращении огня. Перемирие, хоть и с перерывами на периодические провокации в основном со стороны КНДР, сохраняется и по сей день. В 50е-60е годы Ким Ир Сен активно поднимает страну благодаря помощи со стороны СССР и Китая, однако начавшаяся в середине 60-х «культурная революция» в Китае приводит к конфликту между Китаем и СССР, и вынуждает Ким Ир Сена лавировать между двумя центрами силы и источниками помощи, в попытках не лишится подпитки экономики КНДР со стороны. Однако помощь «старших братьев» все равно не спасает Ким Ир Сена. Жесткая и неэффективная плановая экономика неуклонно стагнировала все последние десятилетия, а в 90 еще и помощь со стороны закончившегося СССР закончилась. На сегодняшний момент КНДР как была, так и остается крайне нищей страной, находящейся на шаткой грани выживания, и поддерживаемой соседями во избежание гуманитарной катастрофы. При этом страной неустанно бряцающей своим дряхловатым оружием и не стесняющейся не платить по счетам.

Итак, к автомобилям. Молодой республике СССР помогает не только утилитарным транспортом, но и машинами высшего класса. В конце 40-х – 50-е года в КНДР попадает, по всему судя, несколько лимузинов ЗиС-110, как минимум два кабриолета ЗиС-110Б и один броневик – ЗиС-115. О точном количестве в рамках легкой заметки судить не будем. Перечислим лишь известные сохранившиеся экземпляры.

Два кабриолета ЗиС-110Б, судя по всему, живут и здравствуют. По началу, Ким Ир Сен ими пользовался в представительских целях, а потом машины передали для участия в торжественных и официальных мероприятиях – парадах, праздниках и т.п. Кстати, эта тенденция в КНДР видимо станет общепринятой, что будет видно из дальнейших иллюстраций – все в той или иной степени устаревшие лимузины со временем начинают появляться на парадах/похоронах и т.п., хотя это и не исключает их обычного использования в остальное время, о чем свидетельств, увы, нет.



Обычный, с виду, ЗиС-110 выставлен в Кымсусанском мемориальном дворце – бывшей резиденции Ким Ир Сена, а ныне его мавзолее и музее одновременно.

В другом музее стоит куда как более интересный ЗиС-115 – бронированный лимузин по мотивам ЗиС-110. Аналогичные машины как раз упоминались в предыдущей заметке про Афганистан. Кстати, не сложно заметить, что за ЗиСом стоит еще и ЗиМ ГАЗ-12 – тоже какая никакая, а достопримечательность.

А вот у еще одного 110-го ЗиСа отправленного в Северную Корею судьба сложилась непростая и с приключениями. В 50-м году, в результате контрнаступления войск ООН был захвачен один из северокорейских ЗиС-110. Южные корейцы подарили машину одному из американских генералов и машина оказалась в Штатах. Там она некоторое время гуляла по рукам и, якобы, даже была перекрашена из обычного черного в какие-то яркие цвета. Любопытнее всего, что после того, как машина попала в штаты, ее довелось изучить инженерам компании Паккард. Выводы, сделанные ими в результате, судя по всему частичной разборки и дефектовки машины, любопытны и довольно органичны. Паккардовские специалисты пришли к выводу, что машина в значительной степени копирует Паккард 180 1942 модельного года, однако агрегаты выполнены с большими допусками, а двигатель дефорсирован до 140 сил против 160 у американского аналога. Кроме того увеличена колесная база, а некоторые детали подвески выполнены «толще» чем у исходника – в итоге, даже с поправкой на увеличение длины, машина весила больше американского прототипа. При этом некоторые элементы отделки и убранства выполнены лучше чем у исходника – например, шумоизоляция и качество лакокрасочного покрытия и хрома на деталях интерьера. Все это логично вписывается в объективную картину производства ЗиСов, на сколько ее можно представить – большие допуски обусловлены низкой культурой производства, ограниченной не в последнюю очередь технологическим уровнем, меньшая степень форсировки – стремлением сохранить надежность при худшем качестве ГСМ и обслуживании, лучшее качество отделки – более высоким положением/назначением машины, чем у не дешевой, но коммерчески ориентированной модели в США выпускаемой с оглядкой на рентабельность. После скольких-то лет пребывания в штатах южным корейцам удалось вернуть машину себе, и теперь она, позиционируемая как трофейная машина, обслуживавшая именно Ким Ир Сена (хотя и совершенно не обязательно, что это так), выставлена в музее Корейской Аэрокосмической Корпорации (Korea Aerospace Industries — KAI).


Следующий советский артефакт – парадный ЗиЛ-111Д. Это именно он выведен в качестве заглавной фото. Любопытно, что таких машин было сделано совсем немного. Как утверждает википедия – этой модификации 111-х было выпущено всего 8 штук. Такая машина, например, есть в музее Задорожного на Ильинском шоссе, если кто захочет лично оценить. Кстати там-же если и единственный публично доступный в РФ ЗиС-115 (броневик), равно как и многие другие модели марки. На фото ниже предлагаю обратить внимание на детали. Например, на замечательную зубастую резину, или на снятую крышку багажника для размещения задней опоры «знамени» и двух его пажей. В остальном машина выглядит весьма прилично.

Как так случилось, что Ким Ир Сен полюбил Мерседесы – история умалчивает, однако тяжелый отпечаток этой любви заметен невооруженным взглядом, даже если посмотреть всего с десяток другой фото с автомобилями, сделанные в КНДР. Венцом этой любви, несомненно, является шикарный длиннобазный ландо – Мереседес w100. На сегодняшний момент это наиболее ценимая и дорогая модификация этой модели, выпущенная наименьшим тиражом. Увы, данных о годе выпуска машины нет. Особо пытливые могут поискать эту информацию в регистрах – мерседесовском-ли (таковой имеется, но я не имею к нему доступа) или в интернете. Фотографий машины немного и качеством они не блещут.

Следующие по необычности автомобилями в КНДР – это лимузины на базе автомобилей Линкольн Континенталь 75 или 76 модельных годов. Автомобилей этих целая свора. Только на фото видны минимум 4 таких машины. Причем они есть с разной степенью удлинения, а некоторые переделаны в ландо. Все это творчество американских коач-билдеров занимавшихся машинами марки Линкольн, но не заводское, и, скорее всего, не Леман и Питерсон. Стоит отметить, что на этих автомобилях заклятого врага КНДР в последний путь провожали и Ким Ир Сена в 1994 году, и его наследного принца Ким Чен Ира в 2011 году. Ким Чен Ыну вроде еще не скоро ласты склеивать, но заметочку можно сделать и посмотреть лет через цать на чем его повезут.



Далее идет небольшая подборка обычных автомобилей марки Мерседес, как наиболее любимой среди правящей элиты страны. На сколько можно оценить по фото Мерседесы относительно массово начали закупать в конце 60-х или начале 70-х. На свежих фото машин в в кузове w115/114 (Е-класс, 1968-76) почти уже не встречается, а на фото из 70-х их довольно много. Много было и машин модели w116 (S-класс, 1972-80), причем встречаются и по сей день. Более того – такая машина есть в посольстве КНДР в Москве и она до недавнего времени еще эксплуатировалась, чему я лично был свидетелем года 2 назад на ТТК. Различных w123 и w126, как и более поздних вообще пруд пруди. У вояк встречаются и старые Гелики.





Кроме Мерседесов в КНДР (во всяком случае в Пхеньяне) до сих пор несложно встретить и Вольво 144 модели. Партия этих автомобилей в количестве около 1000 штук попала в КНДР в 1974 году. Любопытно, что, как недавно выяснилось, КНДР не заплатила компании Вольво за эту поставку и. с учетом пени за 40 лет, должна на текущий момент около 400 миллионов долларов. На фото, взятом из какого-то туристического буклета 70-х, настоятельно рекомендую оценить хайвей по северокорейски и трафик в деталях 😉

www.drive2.ru

На чём ездят в Северной Корее

На фото: «Kaengsaeng 88» копия «Mercedes-Benz 190E» с двигателем от «ГАЗ-69».

В Северной Корее выпускают не только баллистические ракеты — в стране победивших идей чучхе есть свой автопром. Количество автомобильных брендов и объемы производства машин в КНДР весьма скромны. Персональные легковые автомобили доступны лишь для ограниченного круга лиц — их почти невозможно купить, а для полугодичного обучения в автошколе нужна рекомендация начальника.

Автомобильная промышленность Северной Кореи берет свое начало от автоиндустрии СССР. С 1950-х вплоть до конца 1990-х годов все автомобили, которые производились в КНДР, представляли собой лицензионные копии советских машин. Ввиду закрытости самой страны данные об автомобильной индустрии лишь ограниченно доступны.

Открытый в 1950 году и по сей день остающийся крупнейшим автомобильным предприятием страны завод в Сынри (Sungri motor plant) в разное время выпускал несколько видов пассажирских машин и целое обилие грузовиков. Предприятие располагается на площади в 600 тысяч квадратных метров, в 1980 году завод выпускал около 20 тысяч машин в год, но в 1996 году этот показатель составлял всего 150 автомобилей. Все выпускаемые заводом модели так или иначе копируют автомобили других стран, в основном СССР.

Sungri 4.15 – «рестайлинговая» копия «ГАЗ-69»

Sungri 58 – копия «ГАЗ-51»

Так, предприятие по сей день выпускает советскую М-20 «Победа», которая в Северной Корее получила экстравагантное название «Утренний цветок» (Achimkoy) и «ГАЗ-69», который после заводской «модернизации» стал отчасти походить на американский Jeep.

Achimkoy – «Утренний цветок». Северокорейская копия «Победы»

Такая версия машины получила соответствующее название — Kaengsaeng, что примерно переводится как «полагаться на себя».

Примечательно, что такое же название досталось полностью скопированному Mercedes-Benz 190E в кузове W201, партия которых была куплена северокорейскими властями в конце 1980-х для последующего воспроизведения силами инженеров страны. Северокорейский 190E получил название Kaengsaeng 88, главным визуальным отличием от оригинала стала новая радиаторная решетка. По некоторым данным, северокорейские эксперты предпочли не копировать двигатель и оснастили модель двигателем от «ГАЗ-69». Другими интересными деталями являются отсутствие в машине «печки» и невозможность опустить стекла, даже вручную. Несмотря на это обстоятельство, в машину на ходу постоянно попадает дорожная пыль. Исходя из немногих доступных изображений этого автомобиля, зеркало заднего вида было установлено только на водительской двери.

Kaengsaeng 88 (также выпускавшийся под названием Pyongyang 4.10) – упрощенная копия Mercedes-Benz 190E

Кроме того, завод выпускал седан Jaju, предположительно, повторяющий старые Volkswagen Jetta или Passat, и целую вереницу двух- и трехосных грузовиков, скопированных с советских «КрАЗ-256» и «ГАЗ-51» и «ГАЗ-63».

Примечательно, что двигатели «ГАЗ» были скопированы так плохо, что машина потребляла намного больше бензина, чем оригинал.

В конце 1960-х годов некоторые модели переместили на другое предприятие — Pyongsang Auto Works. Данный завод позже стал выпускать копии грузовиков «КамАЗ».

По данным блогеров, в стране широко используются различные вариации советских грузовиков, работающих на газогенераторах, или, иначе говоря, на дровах.

В таком случае в кузове машины расположена бочка для сжигания поленьев, а машина может перемещаться со скоростью до 30 км/ч. Тем не менее неизвестно, оснащаются ли грузовики такими силовыми установками на заводе или это последующая модификация «народных умельцев».

В конце 1990-х годов появилось совместное предприятие между компаниями из Северной и Южной Кореи под названием Pyeonghwa Motors, что переводится как «Мир». Получившаяся компания обладает эксклюзивными правами на производство и продажу новых и подержанных автомобилей в Северной Корее. Пестрые рекламные билборды этой фирмы можно изредка увидеть на фоне серых пейзажей КНДР. Фирма выпускает автомобили по лицензии китайской марки Brilliance, итальянского Fiat, а также китайского производителя пикапов и внедорожников Dandong Shuguang. Данные автомобили разделены в модельные ряды под благозвучными российскому уху названиями Hwiparam («Свист») и Ppeokpuggi («Ку-ку»), причем многие из выпускаемых моделей, по сути, являются копиями копий. Кроме того, завод выпускает созданный на базе Toyota минивэн и вариацию лимузина SsangYong Chairman. Этот представительский седан, предположительно, предназначен для видных чиновников. Стоит отметить, что сам по себе Chairman создан с явными стилистическими заимствованиями у седанов Mercedes-Benz конца 1990-х и начала 2000-х годов.

Hwiparam 1 – копия Fiat Siena

Hwiparam 2 – копия Brilliance Junjie

Производственные мощности Pyeonghwa Motors позволяют выпускать около 10 тысяч автомобилей в год, но большую часть истории существования завода количество собранных машин составляло 300—400 экземпляров в год.

Ppeokpuggi – разработка Huanghai Shuguan

Изменения наметились лишь в 2009 году — завод выпустил 1,4 тысячи автомобилей. В 2010 году показатель чуть снизился — до 1,3 тысячи, но в 2011 вырос вновь (1,8 тысячи машин). Как пишет иркутский автопортал 38a.ru, предприятие рассчитывает экспортировать свою продукцию: стоимость машин компании составляет около $7—8 тысяч. Пока завод экспортирует часть своей продукции только во Вьетнам.

Российский автогигант «АвтоВАЗ» систематически экспортирует машины в Северную Корею, причем объемы этого экспорта выглядят вполне весомо на фоне цифр производства Pyeonghwa Motors, которое, скорее всего, является самым большим в стране. Так, «АвтоВАЗ» поставил в Северную Корею в 2011 году 350 автомобилей. Ранее, в 2008 году, северокорейские власти заказали 850 машин Lada. В 2009 году этот показатель оказался ниже — 530 машин, а в 2010-м заказа из Северной Кореи не поступало.

LADA Priora

Среди импортных моделей в Северной Корее наиболее популярны китайский BYD F3 и российская Lada Priora, пишет редакция bestsellingcarsblog.com. При этом, казалось бы, логичный выбор японских автомобилей в КНДР запрещен — в связи с личным недовольством Ким Чен Ира японские машины решили изъять у населения. Как пишет «Российская газета», причиной тому стала сломанная японская машина, которая перегородила дорогу покойному вождю.

«Чтобы этих японских машин в нашей стране больше не было!» — велел тогда Ким Чен Ир.

Небольшой масштаб пассажирской автомобильной индустрии в Северной Корее вполне объясним: личный автомобиль в стране купить почти невозможно, если нет определенных связей с властями. Как пишет «Сеульский вестник», формальная возможность купить личную машину появилась в Северной Корее в середине 1980-х годов, но цена автомобилей значительно превышала мировые. Если это обстоятельство объяснимо, то другое требование властей не совсем понятно — личную машину купить, обслуживать и заправлять только за валюту.

Подавляющее большинство машин в КНДР грузовые. Для управления любой машиной здесь, как и везде, нужны права, причем получить их очень сложно, пишет «Сеульский вестник». Для этого нужно либо провести полгода в автошколе, для поступления в которую нужна рекомендация начальства и где занятия длятся весь день, а обучение включает полноценный курс ремонта машины — поскольку автопарк страны безнадежно устарел и постоянно требует к себе внимания автомехаников. Все время обучения студенты живут в общежитиях. Предполагается, что любой владелец водительских прав может обслуживать свою машину в любой ситуации и условиях. Кроме того, возможность сдать экзамен на права можно получить через два года работы автомехаником или помощником водителя.

В КНДР существует четыре типа прав на разные категории транспорта: грузовики, автобусы, внедорожники и легковые машины. По классификации властей КНДР вождение легковой машины требует больше всего навыков, для повышения категории прав нужно работать шофером и сдавать необходимые экзамены.

Автострады в Северной Корее – огромные и запущенные © Eric Lafforgue

Несмотря на отсутствие машин у населения, вожди КНДР всегда были обеспечены автомобилями.

По данным СМИ, у основателя северокорейского режима Ким Ир Сена был автопарк из 1 тысячи зарубежных машин, преимущественно классов премиум и люкс. В конце 1990-х годов Ким Чен Ир оказался в центре автомобильного скандала: вождь КНДР заказал в Германии 200 седанов Mercedes-Benz S-Class на деньги, полученные в качестве гуманитарной помощи ООН. Впрочем, в настоящее время изолированность Северной Кореи от остального мира значительно затрудняет покупки руководством страны дорогостоящих автомобилей за рубежом.

На чём ездят кубинцы

vitaliy0320.livejournal.com

Какие автомобили производятся и используются в Северной Корее

Вероятно, никого не удивит информация, что автомобильная промышленность Северной Кореи работает, главным образом, на обеспечение потребностей армии, государственной промышленности и строительства. Однако, как ни странно, это полноценная отрасль, производящая на свет легковой и грузовой транспорт, автобусы и даже трамваи.

Как Volkswagen в Германии, Ford – в Америке, Honda – в Японии, в Северной Корее тоже существует свой флагман автоиндустрии – компания Pyeonghwa Motors (читается Пхёнхва, в переводе с корейского означает Мир), которую для сокращения называют PMC.

Правда, флагманом ее можно назвать лишь условно, ибо долгое время Pyeonghwa имела исключительные права на производство, покупку и продажу автомобилей в Северной Корее. То есть, имела особенные права монополиста.

На чем ездят в КНДР

Впрочем, продукция Pyeonghwa Motors редко попадает в частные руки, ибо в Северной Корее в целом личной собственности почти нет, цены на автомобили для многих рядовых жителей страны являются очень высокими, а чтобы приобрести автомобиль, нужно иметь особый “блат”.

Автомобилей в Северной Корее немного. Большинство граждан для передвижения используют велосипеды

Официальных отчетов о количестве выпускаемых автомобилей в Северной Корее никто не публикует. А руководство государства лишь сообщает, что страна способна за год производить порядка 40 000 – 50 000 автомобилей, однако, из-за многолетнего экономического кризиса и санкций, этот выпуск держится на цифрах несколько сотен авто в год.

Северокорейский автомобиль Sungri-Jaju-82 производитель Sungri Motors

В январе 2018 года из северокорейских газет стало известно, что вскоре в стране запустится выпуск нового бренда транспортных средств, именуемого Naenara. В СМИ об этой новинке гордо сообщали, что ее оснастят настоящими инновациями – рулевым управлением с гидроусилителем, кондиционером, и электрическими стеклоподъемниками.

Обычный спальный район КНДР. Вот так немного автомобилей на дорогах

Только из этих сообщений уже становится ясно, что до сих пор в Северной Корее о данных технологических «новинках» и «функциях роскоши» никто и слыхом не слыхивал. А между тем, по словам северокорейских газетчиков, у автомобилей Naenara могут появиться даже такие «космические» системы, как парктроник и технология старт-стоп. Которые, вероятно, все равно будут соседствовать с аналоговым управлением центральной консоли.

Да и получение водительских прав в Северной Корее – это невероятно сложный и доступный далеко не каждому процесс. Желающему получить право на вождение авто, потребуется сначала минимум 2 года отработать механиком или помощником водителя. Затем на протяжении нескольких месяцев ежедневно на полный день придется посещать автошколу.

Столь длительное обучение объясняется тем, что в него входит курс ремонта машины. Так как в КНДР автопарк весьма старый, каждый водитель обязан уметь самостоятельно обслуживать и ремонтировать автомобиль.

Главный северокорейский автопроизводитель – Pyeonghwa Motors

При более близком знакомстве с главным автомобильным производителем Северной Кореи, госпредприятием Pyeonghwa Motors, становится ясно, что она является совместным южно- и северокорейским предприятием, производящим копии разных автомобилей, а также транспорт по лицензиям Fiat, Brilliance China Auto и SsangYong.

Реклама продукции Pyeonghwa Motors

В результате, большинство выпускаемых Pyeonghwa Motors моделей авто – это копии устаревших китайских, советских и южнокорейских машин. И, кстати, частично они идут на экспорт, в частности, во Вьетнам и Латинскую Америку.

Северокорейский автомобиль Pyeonghwa Pronto, идущий на экспорт во Вьетнам

Северокорейские ГАЗы и УАЗы

Однако, на улицах Северной Корее и этих машин немного. А то, что видится часто, так это транспортные средства бывшего СССР и российского производства Ульяновского и Горьковского автомобильных заводов. В частности, Лад и УАЗов в КНДР можно встретить массу, а одной из широко распространенных моделей легкового авто является «Волга». Этот автомобиль до сих используют в качестве такси (для туристов) и развозки различных чиновников.

Еще один северокорейский автопроизводитель – Sungri Motors

Гораздо меньший северокорейский автопроизводитель – предприятие Sungri Motors. Занимается он в основном выпуском различных внедорожников, грузовиков и самосвалов, но есть и легковые модели. Однако, все эти машины тоже копии.

Полицейский автомобиль производства Sungri Motors

К примеру, легковой автомобиль Achimkoy – это почти абсолютный аналог Победы ГАЗ-М20, пятиместный пассажирский легковик Jaju –  клон Volkswagen Passat, пикап Sungri 4.25 – северокорейская версия ГАЗ 69, Paektusan – копия Mercedes-Benz W201, для грузовика Sungri/Jaju-64 был взят за основу КрАЗ 256, а прототипом для Sungrisan/Konsor-25 стал «белазовский» самосвал.

Северокорейский автомобиль Achimkoy

Единственным оригинальным северокорейским автомобилем компании Sungri Motors, пожалуй, можно назвать только Sungri-58 Truck. А ее гордостью объявлен мощный грузовик Sungri-5000, который, по словам автопроизводителя, оснащен двигателем мощностью 1000 л.с., и обладает способностью развивать скорость до 200 км/ч. Правда, как он выглядит, похоже, никому неизвестно, ибо фотографий этого “монстра” в свободном доступе нет.

Автомобиль Kaengsaeng 68NA

Несколько интересных фактов об автоиндустрии в Северной Корее

  • На сегодняшний день у правительства Северной Кореи имеется 44-летний долг перед Швецией за поставку в 1974 году 1000 автомобилей Volvo. Машин этих в Северной Кореи уже практически нет – много времени прошло, но Швеция за них так до сих пор не получила ни копейки. В 74-ом году этот долг составлял $74 млн., что в пересчете на сегодняшние деньги равняется почти $330 млн.

Те самые Вольво

  • В 2007 году в Северной Корее была объявлена «охота на ведьм японские авто». Ее официально объявил бывший лидер страны – Ким Чен Ир, приказавший изъять всех «японцев» в государстве. Причиной стал эксцесс, при котором водитель на японском автомобиле однажды преградил дорогу кортежу проезжающего северокорейского лидера.
  • В Северной Корее иностранцам запрещено снимать на фото и видео улицы и проезжающие по ним автомобили. А гражданам КНДР законодательно не разрешается писать автомобильные обзоры. Если человек будет уличен в нарушении этих законов, ему может грозить даже смертная казнь через повешение.

Одно из таких запретных фото – дороги КНДР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

www.autocentre.ua